Кносский дворец Кносский дворец Кносский дворец Кносский дворец Кносский дворец

( греч. Κνωσσός, лат. Cnossus, исконное название на минойском языке — KA-NU-TI )

Кносский дворец — один из выдающихся памятников критской архитектуры, именуемый во многих мифах лабиринтом. Именно здесь, в глубине древнего дворца, обитало чудовище – Минотавр, жуткое существо, объединившее в себе черты человека и быка. Этот монстр ежегодно съедал семь юношей и семь девушек из Афин, пока герой Тесей не убил его. Многие исследователи полагают, что в этом мифе нашла своё отражение зависимость Аттики от тогдашних властителей Кносса, а огромный дворец казался афинянам помещением, из которого невозможно найти выход.

Здешние земли были обитаемы уже в эпоху неолита, и на остатках одного из поселений был построен первый дворец. Это было приблизительно в 1700—1400 годах до нашей эры. Первый дворец был разрушен, но на его месте был воздвигнут второй. Около 1450 года до нашей эры мощное землетрясение, явившееся следствием извержения вулкана на острове Санторин, разрушило дворец, а последующее вторжение ахейцев практически уничтожило его.

С тех времён на руинах Кносского лабиринта хозяйничало только неумолимое время, пока в 1900 году здесь не появились английские археологи во главе с Артуром Эвансом. Они смогли обнаружить обширный двор, хозяйственные и жилые помещения, украшенные верандами, галереями, колоннадами.

Большинство сооружений, которые сегодня мы можем увидеть, это развалины второго, новопостроенного дворца. Его парадные помещения состояли из двух тронных залов, а также комнат культового назначения. Археологи нашли более 2 тысяч исписанных глиняных табличек, изделия из драгоценных металлов и другие предметы. Стены дворца украшали великолепные фрески, а во вместительных складах хранились различные хозяйственные запасы.

Колонны дворца поражают своей красотой и необычностью форм не только туристов, но и искусствоведов. К низу они не расширяются, а сужаются. Свет попадал внутрь комнат не через окна, а через световые колодцы. Сохранившиеся и восстановленные фрески позволяют судить о былом великолепии этого чуда архитектуры.